Из VIII главы

«…Неожиданно переднее левое колесо моей машины попало в заполненную водой колею. Меня швырнуло вправо, потом влево, потом развернуло. Мгновенно исчезло всё вокруг. Ни машин, ни звуков. Только шум дождя, моментально опустевшая трасса и тиканье аварийной сигнализации…

…Когда я пришел в себя, я увидел, что машины медленно движутся мимо. Я даже никого не зацепил — ни одной царапины. Просто испуг. Что это было?

— Дорогой мой, не хочешь ли ты сказать, что ты так и не понял, чтоже это было? — весёлый голос Учителя сразу меня успокоил: если ему всё понятно, значит, и мне должно быть хорошо.
— Что?
— Тебя швыряет из стороны в сторону. Ты не знаешь, куда тебя несёт. Ты не контролируешь свою «повозку».
— Повозку?
— Вспоминай давай: у Гурджиева есть мифологема «повозки без Хозяина», помнишь?
— Нет.
— Ничего страшного. Наверное, было не время. Сейчас тебе показали. Но ты не понял. И это не страшно. Страшно не тогда, когда человек не может понять, а тогда, когда понимать не хочет. Ты задаешь вопросы, и это значит, что еще не всё потеряно. Все твои болезненные зависимости — лишь шаг.
— В направлении?
— Любой шаг — всегда в правильном направлении. Иногда для того, чтобы дойти до горы, приходится идти в противоположную от неё сторону.
— Чтобы подготовиться?
— Можно и так сказать. Но любое движение — это путь. Когда поймёшь, что выбор — дело очень условное, начнёшь делать вообще всё подряд, потому что только работа имеет значение.
— Любая?
— Осмысленная.
— Но работа же над собой — всегда осмысленная, или?
— Ты ею занимаешься?
— Нууу… Я о ней думаю… — я поперхнулся, и мы оба захохотали.
— Наливай!..»